топик, блог, фотосет ёки йўналтиргич яратиш

Рейтинг
+54.31
avatar

Правители Бухары

Батафсил

Сейид Абд ал-Ахад Бахадур-хан (Часть 2)

Правители Бухары
Илм-фан

      В 1910 году он на свои деньги построил городскую бесплатную лечебницу для приходящих больных. Это был очень щедрый подарок городу, в большом двухэтажном доме размещались лаборатории, комнаты для служащих, хирургические и гинекологические кабинеты, приемная на сто человек. Накануне открытия больницы он в очередной раз нанес визит семье Николая II в Ливадии, чтобы попросить высочайшего соизволения назвать лечебницу именем цесаревича Алексея. Эмир бухарский много лет был для Ялты своеобразным символом щедрости, за заслуги перед городом его избрали почетным гражданином и даже назвали его именем одну из улиц.      К слову, и многим другим городам, не только в Крыму, было за что благодарить эмира бухарского — в Петербурге, например, он построил Соборную мечеть, что обошлось ему в полмиллиона рублей. Во время Русско-японской войны 1905 года Сеид-Абдул-Ахад-хан пожертвовал миллион золотых рублей на постройку военного корабля, который назвали «Эмир Бухарский». Жизнь этого судна была бурной, но недолгой: во время революции экипаж перешел на сторону большевиков, потом сражался на Каспии (к тому времени его переименовали в «Якова Свердлова») и в 1925 году был разрезан на металл.



     При эмире Абд ал-Ахаде в ханстве были отменены пытки и ограничены смертные казни, а самые жестокие виды из них (например, когда осужденного сбрасывали с самого высокого в Бухаре.минарета Калян) были запрещены. При нем в ханстве была начата промышленная добыча меди, железа, золота, были проложены железные дороги и телеграфных линии, активно развивалась торговля. Сам эмир деятельно участвовал в торговле каракулем, занимая третье место на мировом рынке по объему торговых операций с этим ценным сырьем. По некоторым данным, на личных счетах эмира в российском государственном банке хранилось около 27 миллионов рублей золотом, и еще около 7 миллионов — в частных коммерческих банках России.
 

Сейид Абд ал-Ахад Бахадур-хан

Правители Бухары
Илм-фан

        Сейид Абд ал-Ахад Бахадур-хан, эмир бухарский, правил в 1885-1910 г.г. Эмир Абд ал-Ахад родился 26 марта 1859 г. (по другим источникам — в 1857 году) в Кермине. Мать эмира, персидская рабыня по имени Шамшат, отличалась, по свидетельству современников, редким умом и была любимой женой эмира Музаффара. Она умерла в Кермине в 1879 году, проживая у сына, которого почти не оставляла со времени назначения его беком в этот город. Кроме сына у нее была еще одна дочь, Салиха, которую эмир Музаффар выдал замуж за своего племянника Амануллаха. С 14 лет (по другим источникам ~ с 18) Абд ал-Ахад являлся беком Кермине. По словам посещавших его русских путешественников, он вел довольно простой образ жизни. В 1882 году у него была только одна жена, а гарем он содержал больше для виду. Молодой Абд ал-Ахад был большим поклонником верховой езды и считался одним из лучших наездников ханства. Его любимыми занятиями были укрощение жеребцов, соколиная охота и верховая игра кок-бури (козлодранье). Однако в 1882 году будущий эмир серьезно заболел — у него была ришта в ноге — и был вынужден оставить своя занятия этим спортом. После этого несколько лет он страдал «болезнью ног», которая обострялась обыкновенно в конце зимы, пока в 1892 г. ему не оказали помощь русские врачи.



Мир-Музаффар ад-Дин Бахадур-хан

Правители Бухары
Илм-фан

       


      Мир-Музаффар ад-Дин Бахадур-хан, эмир бухарский, правил в 1860-1885 г.г. Четвертый эмир из династии Мангытов, сын эмира Насраллаха, родился в начале 20-х г.г. прошлого столетия (в 1821 или 1824 г.). Молодые годы Музаффар провел в г.Карши. По словам венгерского путешественника Г.Вамбери, «уже рано он отличался прилежанием к своим занятиям, также как и блестящими способностями». Однако, как писал Вамбери, «несмотря на это, Музаффар ад-Дин уже рано был сучком в глазу для своего отца, который… всегда боялся в лице своего детища опасного соперника престола. Пред ним всегда поднимался из Карши призрак заговора, и чтобы избавиться от этого постоянного кошмара, он назначил своего сына наместником в Кермине, для лучшего присмотра за ним в непосредственной близости». Став наместником Кермине в 20 лет, Музаффар пробыл в этой должности 19 лет, вплоть до смерти своего отца, живя «в довольном отчуждении и опале». Удивительно, но будущий эмир никогда не встречался со своим отцом — Насраллах никогда не заезжал в Кермине и не вызывал сына в Бухару.


       Получив сообщение о смерти отца (Насраллах умер в Бухаре 20 октябре 1860 г., проболев около года), Музаффар прибыл в столицу, где принял участие в похоронах эмира. Через несколько месяцев он отправился в Самарканд, где на знаменитом сером (кок таш) был совершен обряд поднятия на кошме, символизирующий вступление на царство. Там же он принял присягу от своих наместников-беков и чиновников ханства.